butsefal: (Default)
В 2004 году в моей жизни произошло одно из самых светлых событий - посещение Сибири, в частности Иркутска (кстати, тому что я там оказался я дико обязан Наталье, aka [livejournal.com profile] astronatka).
На второй день пребывания в Иркутске мне повстречались два парня из Йошкар-Олы. Они оказались очень хорошими и интересными людьми, но при этом не скрывали своего крайне негативного отношения к москвичам и, в частности, к их высоким (относительно регионов зарплатам).
Как-то раз, один из этих парней, тот, которого зовут Алексей задал вопрос, который в 2004 году вызывал, почему-то, смех. Он спросил: "А если Лужков уйдет, то лужковскую надбавку к зарплате отменят, или переименуют?"

А вот, кстати, мы на фотке:
Photobucket
butsefal: (Default)
Мое отношение к празднику Нового года меняется с возрастом. Каждый новый год я встречаю со своей семьей, единообразно и традиционно, поэтому хорошо помню все стадии.
В детстве казалось, что весь смысл в том, чтобы как можно дольше не спать. А чуть позже казалось, что главное - это попробовать все блюда с необъятного новогоднего стола.
Потом уже казалось, что необходимо всех развеселить, а то они какие-то грустные и поддерживать эту веселость хотя бы 1.5 часа.
А сейчас... Кажется, что все просто. Вот мы сели за стол, до которого мы сами дошли, нас по-прежнему столько же человек и у нас есть телик и елка. И спасибо за это тому, благодаря кому все так и есть.
Елка, кстати, новая, со стволом из натурального дерева, ирландская.
А ваще, есть такая песня Максима Тхоривского про новый год, я запишу слова по памяти, хорошая песенка.

Новый год, Новый год,
К нам давно уже идет.
В красноватой мешковине
Всем хорошее несет.

Кому - счастье, кому - радость,
Кому - славу и почет,
Никого он не минует,
Ни какого не минет.

Потихоньку подойдет,
Дом кругами обойдет,
В щель дверную просочится,
Или через дымоход.

Хоть под шкафом, хоть под стулом
Всех найдет наперечет,
Всех запомнит, как компьютер,
Всем подарков надает.

И пирует весь народ,
И ликует и поет,
Тому крышу рвет от счастья,
Тот на радостях орет.

Я один тихонько встал,
Миномет тихонько взял,
Молча вставил ему в жопу,
И спокойно спуск нажал.


Твой путь окончен, спи, проказник,
Любимый всенародный праздник!
(с) Максим Тхоривский
http://maxtkhor.narod.ru/MyPESNI.HTM
butsefal: (Default)
Это случилось, когда мне было 11 лет и я отдыхал в доме отдыха "Авангард". Я был молод, красив, у меня был легкий посттравматический синдром после легкой травмы позвоночника, а в остальном все должно было быть хорошо. Разве что я мог комплексовать по поводу того, что все жили в новом корпусе, а мы - в старом, похожем на общагу, но сейчас я не могу сказать достоверно было это, или нет. Помню еще у меня был кассетный плеер с тремя кассетами: Джо Дассена, группы Браво и Булата Окуджавы.

И вот. Стоим мы однажды с пацанами возле клуба, и видим как из-за угла выплывает толстый дядька с таким нетипично счастливым лицом, что мы не удивились, когда он сказал что-то типа "Май нейм из Том, хау ду ю ду?" и пожал нам руки. Я в ту пору знал уже слово про "Найс ту миит ю", коим козырнул. А потом подвалили девАчки, среди которых было много толстых и других, все в белых блузках и ни бельмеса по-русски. И!!! Они дали нам подарки!!! Нахаляву, прикиньте, а??? Это были значки, браслеты с камешками и пакеты с офигенными игрушками, сделанными в Китае.

Оказалось, что Том, девочки и некоторое количество мальчиков были представителями известной "United Methodist Church" из Алабамы. Они собирались петь религиозный джаз в клубе и дарить всем подарки. Это было анбиливэбл, мы все просто кейм ту абссешн сразу и на 100% Всем казалось, что их подарки были гораздо хуже чем у других, мы остервенело менялись и ссорились на этой почве. У меня, например, в результате длительных переговоров и многочисленных сделок оказалось yo-yo цвета американского флага, звезда шерифа и куча колец с пауками и черепами. Что-то мне удалось выменять на палки высокой степени цилиндричности и красивого цвета, которые я таскал из леса и которых у меня было в изобилии.

Я вперся к ним на репетицию и пристал к одной женщине с вопросом по поводу значка в форме двух ладоней. Из ее ответа я понял лишь то, что я спик инглиш вери велл. Пели они здорово, а после концерта они опять дарили подарки. В каждом пакете лежали всякие религиозные открытки с надписями "In God We Trust", но религиозной подоплеки никто не понимал, это уж точно. Кстати, мы тоже дарили им подарки. Самым шикарным была моя цветная пружинка "Rainbow" в форме сердца, помните такие были популярны одно время, после эпохи вкладышей, шариков-лизунов и шариков из каучука? В коробку я также вложил письмо, написанное на офигительном английском языке, не помню какого содержания. Я вручил этот подарок самой красивой из девочек, с волосами, вившимися мелким бесом. Хотя... могут ли волосы религиозной девочки виться бесом, пусть даже мелким?

И еще... Я собирался подарить им кассету группы "Браво", но не подарил. Потому что я очень любил в ту пору группу "Браво" и еще потому что я был жлоб. Но я исправлюсь.
butsefal: (Default)
Когда уже не спишь, но еще не проснулся, мозг творит странные вещи. Он может придумать сколько угодно убедительных аргументов, почему не нужно вставать, а необходимо наоборот хорошо выспаться. А если не нужно рано вставать, то мой только что проснувшийся мозг иногда выдает номера мобильных телефонов друзей или воспоминания.

Сегодня было воспоминание, и я решил его записать, как Дамблдоор. Когда я учился во втором классе, наше государство называлось СССР, а приступы бронхиальной астмы преследовали меня почти всю весну и часть лета. Я ходил в школу, но не занимался физкультурой. Был я довольно-таки исполнительным парнем и хорошо учился, поэтому во время одного из таких уроков физкультуры, наша училка попросила меня подготовить по книжке доклад о взаимоотношениях Ленина с его мамой для утренней политинформации и выступить вместе со старшеклассниками.

Была хорошая погода, мне тяжело дышалось, а в книжке я не видел изюминки, о которой можно было бы рассказать, по правде там была одна вода. Ленин наверняка любил мать, называл ее хорошими словами, но кроме этого ничего содержательного я не нашел. И тут во мне начал проявляться ген раздолбайства (который на всю катушку развернулся много позже). Напала апатия, и я подумал, дескать, гори оно все конем, буду бездельничать весь урок. В голове мелькала мысль, что дадут по башке, но как-то неотчетливо.

Наступил день политинформации. Мне очень нравились эти мероприятия. Приходили хорошие девочки и мальчики, сошедшие с картин советского кинематографа, говорили слова, значения которых я не знал. Очень хорошо говорили. Выступать мне выпало с двумя парнями. Признаться что я нифига не готов, мне духу не хватило, и оставалось надеяться на то, что не вызовут или на импровизацию.

Училка на время политинформации ушла из класса: парни выступали очень здорово. Потом слово предоставили мне. Скажу сразу, собраться мне не удалось: тема матери для меня слишком важная, чтобы о ней много и публично говорить. Парни поняли, что я скапустился, и начали тихонько совещаться что делать. Потом один из них сгонял в школьную библиотеку, нашел соответствующую книжку, открыл на нужной странице и дал мне. Читал я быстрее сверстников, и получилось все довольно-таки гламурненько.

Чуваки, спасибо вам огромное, хоть вы меня и не читаете. Вам щас, наверно, под сорок лет. Надеюсь что у вас все хорошо. Что глобальный экономический кризис по вам не ударил. Нет, правда.
butsefal: (Рыбак (нецкэ))
Кажется, я последним мемуарным постом взбудоражил добрых (надеюсь) духов прошлого, и они мне устроили интересную встречу.

Еду в метро, гляжу, дядька чертит формулы: на дипломате книжка по дробям интегральным. Думает увлеченно, в бороде ковыряется, почерк знакомый. Когда выехали из тоннеля на Измайловской, я решился нарушить творческий процесс.
Длинно и занудно )
butsefal: (Default)
Я решил рассказать об одном своем одношкольнике, которого в данном посте будем называть «К». Он был (и наверняка есть) очень талантливый человек: он щелкал олимпиадные задачи, был любимым учеником в кружке знатного мехматянина, писал стихи и вообще. Но вместе с тем у К. было много странностей, реально очень странных. Мне вот в память врезалось как он орал в автобусе на одного относительно вменяемого парня, что тот «вообще не человек». И химию он не дал списать. Да и вообще. Но я, правда, не об этом.
Короче, я его случайно нашел по Интернету. А там (в Интернете) написано, что К. – это, типа, самый недооцененный современный деятель рок-бард-хрен-…-бла-бла-бла-…-андеграунда. Прикиньте, а? Весь такой политически грамотный, Дилана переводит, да хлопает всех по плечу, дескать, «я такой же как все…» (с) Но я опять не об этом.
Суть моего поста следующая. Я сперва подумал, дескать, клево, совсем наш пацан стал, но потом покопался в сайте и увидел там штуку. А именно летопись, историю становления К., которая берет начало (согласно самому К.) именно в ту школьную пору. И тогда же (со слов К.) были написаны до сих пор торкающие его произведения!
Что же это, товарищи, получается? В перерывах между тем, как он орал, что все «не люди» и не давал списывать химию, в нем рос внутренний Дилан? Как вообще мог из такой почвы вырасти андеграундный рокерский бард? Как же «Anybody who rides a bike is a friend of mine»???
P.S. Если кто-то случайно знает о ком идет речь, то сами понимаете какая просьба. Тем более, я это не про К., я это, скорее, про себя.
Page generated Oct. 23rd, 2017 03:10 pm
Powered by Dreamwidth Studios